Памятник погибшим десантникам

 

Краеведам Комиссаровской школы удалось выяснить следующее. Советское командование, готовясь к полному разгрому немецких войск под Сталинградом и освобождению всей территории, должно было знать как можно больше данных о фашистском тыле. Гибель подполья решено было восполнить деятельностью разведчиков-десантников (после потери Котельникова немцы организовали базы снабжения окруженных Сталинградских немецких войск в п. Зверево и г. Шахты), которые забрасывались во многие районы.

В середине декабря 1942 г. разведуправление 5-й танковой армии забросило в наш район несколько десантных групп, среди которых и была группа из пяти человек, выброшенных около пос. Розетт (где были найдены закопанные в снег парашюты) и в балке Дубовая. Местом их постоянного нахождения была землянка в балке Дубовая, в верхнем ее бродке (где сейчас стрельбище). Отсюда они по ночам добирались до хуторов Комиссаровка и Тацин, расспрашивали местных жителей о расквартированных немецких войсках (так они были у Романютенко Александра), сами могли наблюдать передвижение войск по дорогам Владимировка — х. Лихой — Лихая — Зверево — х. Комиссаровка — Лихая. Все сведения они передавали по рации в штаб 5-й армии. Две недели успешно действовали они в тылу врага, но 2 января 1943 г. погибли. А было это так. В этот день, ранним морозным утром, они пересекли дорогу Зверево — Комиссаровка по небольшой лощине из балки Ольховая в балку Дубовая. В это время на работу в ИТК шли две девушки: Калюжина Мария и Матвеенко Анна. Они видели перешедших им дорогу людей, но не знали, кто они такие. И когда они подходили к ИТК, им повстречались полицейские и на их вопрос, видели ли они каких-нибудь людей, они ответили утвердительно и пошли к месту работы.

Полицейские вернулись в Зверево, взяли в помощь сотню казаков для прочесывания балки Дубовая. Утром того же дня были посланы за дровами для паровой молотилки в тот же район. Севостьянов, Кузнецова М. и Ожогина.

Кузнецова и Ожогина стали разбирать сарай около балки, а Севостьянов пошел за бревнами, которые лежали у хижины. Десантники его затащили в хижину и стали расспрашивать. Онответил на все вопросы, его отпустили, предварительно взяв у него расписку о неразглашении их тайны и дав ему мыла и папирос. Телега с дровами уже подъезжала к ИТК, когда сотни казаков начали облаву балки. Севостьянов pacсказал об этом своим спутницам и по прибытию к месту работы охранникам.

Когда десантники увидели облаву они стали уходить в сторону Грачевой балки. Их заметили, когда они вышли на открытую местность, и стали их преследовать. Десантники отступали по одному, останавливались, защищая своих товарищей, и погибли в неравном бою. Последний десантник сумел добраться почт до х. Грачи, но его догнали. Уйти в балку он уже не мог. Радиостанция была взорвана, и сам десантник ножом :покончил собой, перерезав себе горло. От досады, что не смогли взять живым ни одного разведчика, один из преследователей прошил мертвого десантника автоматной очередью.

Долго пытались выяснить фамилии десантников и краеведы школы, и работники архива областного отдела МВД, и корреспондент газеты г. Гуково Нестеренко. Но это не удалось. Подвиг неизвестных десантников увековечен в памятнике на трассе Ростов — Москва около х. Холодный Плес.

Калюжин, В.А. Земля и уголь / В.А. Калюжин Новочеркасск: ЮРГТУ (НПИ), 2005. - С.77-79


Rambler Yandex
Google Mail