Терпигорьев Александр Митрофанович (1873-1959гг.) - Известный ученый горного депо, академик АН СССР (1935), лауреат Государственной премии (1943). Работал на заводе Н.П. Пастухова сначала помощником управляющего, а затем - управляющим.

Имя прославленного ученого в области горного дела, академика, лауреата Государственной премии Александра Митрофановича Терпигоръева хорошо известно среди горняков страны. Его носят: Шахтинский научно-исследовательский и проектно-конструкторский угольный институт и горный колледж: в Новошахтинске. Однако не многим известно, что несколько лет его жизни были связаны с Сулином.

Впервые Александр Терпигорьев, тогда еще студент 4 курса Петербургского горного института, побывал в Сулине летом 1895 года. Выходец из небогатой семьи, вынужденный сам зарабатывать себе на жизнь, Александр вместе с товарищем по учебе Владимиром Вебером (будущий профессор горного института) проработал каникулы в экспедиции, занимавшейся поиском железной руды в Донецком каменноугольном районе.

Владельцы Сулинского завода Пастуховы арендовали у казаков и помещиков Области войска Донского громадные земельные площади, простирающиеся на север и запад от завода и вдоль Донецкой железной дороги от станции Звереве до Крестной (Штеровка). По договорам, заключенным с землевладельцами, Пастуховы имели право добывать здесь в любом количестве железную руду с уплатой аренды по четверть копейки с пуда. При огромном количестве добывавшейся здесь руды получалась весьма внушительная сумма арендной платы, и окрестные казаки имели от этого крупный и, главное, постоянный доход.

На этих рудниках добывался, в основном, бурый железняк с содержанием железа 35-42%. Рудные залежи представляли собой небольшие гнезда, которые на ближайшей к заводу площади уже были выработаны. Перед студентами стояла задача обследовать более отдаленные места, чтобы отыскать новые залежи руды, с которой они успешно справились. Через год Терпигорьеву понадобились материалы для дипломного проекта, и он вновь приехал на завод Пастухова. Этот приезд мог бы стать и последним: захолустье, которое представлял собой в то время Сулин, не очень привлекало молодого инженера, и он не спешил откликнуться на приглашение Пастуховых идти к ним работать в качестве горного инженера. Но судьба распорядилась иначе.

Горное ведомство, находившееся в столице, было не прочь взять к себе молодого талантливого инженера, обратившего на себя внимание новизной постановки многих вопросов, но, запросив департамент полиции о политической благонадежности Терпигорьева, вынуждено было отказаться от первоначального решения. Из полиции сообщили, что «определение Терпигорьева на государственную службу по горному ведомству представляется нежелательным». Так как он скомпрометировал себя слишком тесным знакомством с революционно настроенной молодежью и подозревается в принадлежности к « Обществу помощи политическим заключенным» и к «Союзу борьбы за освобождение рабочего класса» -в связи с делом о подпольной типографии газеты «Трибун». Государственной службе такие люди не были нужны.

Воспользовавшись приглашением, молодой горный инженер приехал на завод Пастуховых, где был сначала назначен на должность помощника управляющего заводскими рудниками, а через год - и управляющим.

Далеко не все знают, что горный инженер XIX века уровнем и качеством подготовки намного превосходил своего нынешнего коллегу. Прежде всего, это был исследователь: часто строительство шахты начиналось буквально на пустом месте. Ему же приходилось составлять проект строительства и смету. Еще одно важное требование - свободное владение иностранными языками. Свое оборудование для. шахт в России только начинало производиться, основную же его массу закупали за рубежом. Соответственно, технической документации к нему на русском языке было крайне мало, равно как научной и технической.

Хозяйство двадцатипятилетнему управляющему досталось большое и хлопотное. Кроме трех антрацитных рудников, расположенных в близи Сулина, в него входило свыше ста небольших шахт для добычи бурых железняков и известняков, а также карьеры для разработки строительного камня, песка и огнеупорной глины, так необходимых для постройки заводских зданий и жилых домов.

Наравне с практической деятельностью Александр Терпигорьев занимался в Сулине и научной. Им были написаны и опубликованы в Петербурге в Горнозаводской газете статьи: «Разработка железной руды на Сулинском заводе Пастухова», «Подземная обработка известняка на Сулинском заводе».Конец XIX века - это были годы, когда в кругах передовой интеллигенции еще жило убеждение, что просвещение, приобщение простого народа к сокровищницам культуры могут сыграть не последнюю роль в преобразовании жизни. Терпигорьев вместе с другими молодыми инженерами активно участвует в организации «народных чтений», на которых рабочие знакомились с рассказами Толстого, Чехова, Короленко. Проводились они с Волшебным фонарем, при помощи которого показывались туманные картинки. На этих чтениях собиралось довольно много людей.

Сам Александр Митрофанович в своей книге «Воспоминания горного инженера» писал об этом времени так: « На заводе существовало помещение склада, долгое время не использовавшееся по назначению. Нам удалось отвоевать его у заводского начальства, и здесь были устроены эстрада и зрительный зал на 100 человек. Ежемесячно или раз в два месяца в этом зале ставили спектакли, в которых участвовали некоторые рабочие завода, но главным образом служащие и члены их семей.

Ставились обычно одноактные водевили весьма незатейливого содержания. Одна из таких небольших пьес, помню, называлась «Если женщина захочет, так настоит на своем». Это был один из наиболее распространенных в то время водевилей с песнями, танцами и эффектными переодеваниями»

Очень скоро однако безобидными чтениями и репетициями драматического кружка заинтересовалась полиция. Выяснилось, что клуб стал местом, где передовые рабочие занимались политическим самообразованием, где хранились и изучались нелегальные социал-демократические листовки и брошюры. И он был закрыт.

А вскоре после трехлетней практики инженерной работы в Сулине Александр Терпигорьев неожиданно бросил все - крупное жалование, жизнь, полную материальной обеспеченности и удобств, и принял предложение преподавать в Екатеринославском Высшем горном училище. Пастуховы не хотели его отпускать и даже предложили максимальное жалование - 700 рублей в месяц, но он для себя твердо решил заняться научно- преподавательской деятельностью.

Рабочие перед отъездом вручили Терпигорьеву Приветственный адрес, в котором были такие слова: «Вы были для нас равным членом общей рудничной армии, вносившим свет в нашу серенькую рудничную жизнь». Такие слова многого стоили. Эти строки Александр Митрофанович Терпигорьев считал самой высокой оценкой своей деятельности за долгую жизнь, отданную горному делу.

Мякинченко В. Академик Терпигорьев //Земля Сулинская: время и лица /В.А. Мякинченко. – Красный Сулин: Сулинполиграфсервис, 2005. – с. 52-54

 


Rambler Yandex
Google Mail